Меня познакомили с недавно приехавший мисс андерсен

Book: Никаких орхидей для мисс Блендиш

Недавно в Нью-Йорке арестовали одного ИКСа за ношение оружия. Всем участницам, приехавшим на состоявшуюся в США конференцию Назовите женщину, с которой писателя вскоре предложили познакомить. .. "Если бы Монталамбер стал министром и ему захотелось бы выгнать меня из. 5) Меня познакомили с недавно приехавш.. мисс Андерсен. 6) Рефери приказал.. боксерам прекратить поединок. 7) Туристы изучали схему московск. Ты пишешь мне такие чудесные письма, маленькая моя; а я-то обхожусь с тобою я познакомил его (к вящей его радости) с финскими песнями « Калевала». Недавно получил по почте «Жесту» (в стихах) и « Сильмариллион» с Только приехав, он вынужден был делить кабинет — этакую коробку.

Это письмо получилось довольно длинным. Приготовлены квартиры для немецкой делегации, приезд которой ожидается. Немцам кажется, что они могут одурачить любого разумного человека. Пережили мы петроградский туман, самый настоящий. Одна русская дама сказала: Это отвратительно, надежды никакой.

Тут предпринимаются особые меры, чтобы хор звучал впечатляюще. Этот священник, крупный, красивый мужчина, служба произвела очень сильное впечатление. Нечто, что гораздо хуже, чем. Это, разумеется, слишком расточительно, каждый день так делать.

Скорее всего, животная природа человека позволяет легко преодолевать традиционные запреты. Вам надоели подобные истории? Сейчас уже поздно, пора заканчивать письмо. Люди теперь переходят мосты только большими группами.

Следующая история, по-моему, правдива. Другой джентльмен, еще более находчивый, сумел сохранить свое пальто, сказав грабителям: Мисс Блендиш упала на ящик и закрыла лицо руками.

Она стоит миллион долларов. Мы разделим его на четыре части. Она останется здесь дня на три-четыре. Джонни показал пальцем на одну из дверей на галерее: Райли повернулся к мисс Блендиш. Девушка встала и направилась к лестнице. Дойдя до галереи, она остановилась и посмотрела на мужчин, наблюдавших за нею. Джонни с небрежным видом подошел к стеллажу, на котором стояли охотничьи ружья, и встал около.

Сопровождавший мисс Блендиш Райли ударом ноги открыл дверь, на которую указал Джонни. Комнатушка была тесной и захламленной. Райли зажег керосиновую лампу, прикрепленную к потолку, потом осмотрелся. В углу размещалась кровать с засаленным матрасом, без одеяла и простыни. На опрокинутом ящике стояла цинковая лохань. В помещении царил устойчивый запах нечистот.

Сиди тихо, а не то я приду и утихомирю. Мисс Блендиш с ужасом смотрела на огромного паука, медленно ползущего по стене. Волосатые паучьи лапы отчаянно извивались. Мисс Блендиш, содрогнувшись, отодвинулась от. Внизу на ящиках сидели старый Сэм и Бейли и курили. Райли присоединился к. Джонни держал всех троих под прицелом ружья. Райли потянулся было к револьверу, но Джонни остановил.

Сядь, мне нужно с тобой потолковать. Ты не пришел ко мне на помощь. Нас ищут за убийство, но у нас есть девушка. Если удастся договориться с ее отцом, мы имеем шанс выпутаться из этой истории.

После некоторого раздумья он опустил ружье. Мне это не нравится. Вас будут разыскивать всю жизнь, а это совсем неподходящее дело для таких парней, как. Джонни медленно поставил ружье на место.

Они смотрели, как он взял большую фаянсовую кружку и зачерпнул что-то из бидона. Райли едва не поперхнулся. Бейли и Сэм выпили с удовольствием. Сэм направился к очагу, а Бейли набросился на Райли: Проще было ее устранить. Эдди обязательно расскажет о ней Ма, и они пустят по нашему следу Слима.

Но ведь он вне игры, верно? Он видел девушку и, несомненно, сообщит о ней мамаше Гриссон. Слим Гриссон меня не пугает. Он не будет нам мешать. Но Слим Гриссон… Он протух до мозга костей. Райли сплюнул в печку. Я же не люблю, когда убивают ножом. Старый Сэм разложил рагу по тарелкам. Заплаканная мисс Блендиш сидела на кровати. Когда вошел старый Сэм, она с надеждой подняла. Запах несвежего мяса вызвал у нее тошноту. По крайней мере, съедобно.

Он поставил тарелку, посмотрел на матрас и покачал головой. Я постараюсь найти для вас какое-нибудь покрывало. Если бы вы позвонили моему отцу и сообщили, где я нахожусь, то получили бы хорошую плату. Я умоляю вас, помогите! Он назвал телефонистке номер и еще через пару минут услышал голос Анны. Ты что, думаешь, что меня можно вот так бросить, и воображаешь, что мне нравится спать одной? Если спишь с другой, я тебя убью! Я сорвал куш, самый большой в жизни.

У нас будет много денег. В скором времени ты будешь прогуливаться в норке и у тебя будет столько драгоценностей, что Марго умрет от зависти. Теперь выслушай меня внимательно. Райли швырнул трубку и бросился к окну. Из них выбрались пятеро и пошли к дому. Райли узнал высокий силуэт Эдди Шульца и отскочил от окна. Возможно, мы их всех перестреляем. Я постараюсь их надуть, но, если они узнают, что ты здесь, тебе останется только молиться.

Ледяной ужас охватил мисс Блендиш. Она испугалась не того, что он сказал ей, а его явного страха, от которого он сжимал в отчаянии зубы. Райли с галереи смотрел. Приехавшие уже были в доме. Эдди, в надвинутой на глаза шляпе, держал руки в карманах. Руки стоявшего левее свободно свисали вдоль туловища, а взгляд излучал холод и враждебность.

Уоппи и док Вильямс прикрывали Слима. И все внимание Райли было приковано именно к. Слим сидел на краю стола и смотрел пустым взглядом на носки своих запыленных ботинок. Из-за безвольного лица он производил впечатление нерешительного человека, хотя под маской кретина скрывалось жестокое и бесчеловечное существо. Карьера Слима Гриссона была типичной для патологического убийцы.

Он начал с того, что перестал учиться, не находя ничего интересного в школьных занятиях. Очень рано ему потребовались деньги, и он научился добывать.

У него был темперамент садиста, и он любил мучить животных. Сдерживающие центры словно перестали работать, когда Слиму исполнилось восемнадцать лет. Правда, бывало, что он производил впечатление нормального человека, но случалось это крайне редко, ибо обычно он вел себя как идиот.

Его мать, мамаша Гриссон, всегда отказывалась признавать умственную неполноценность сына. Она определила его в бильярдную, где он впервые столкнулся с гангстерами. Их раскованность, умение владеть оружием и то, как они манипулировали пачками долларов, очень понравились. По их примеру Слим раздобыл себе револьвер, а вскоре совершил и первое убийство, после которого ему пришлось бежать, и пару лет о нем никто не слышал.

Когда он вернулся, мамаша Гриссон решила сделать его главарем банды и подобрала подходящих людей: Флинна, недавно вышедшего из тюрьмы, где он сидел за ограбление банка; Эдди Шульца, экс-полицейского из уголовной полиции, Уоппи, большого специалиста по сейфам, и дока Вильямса, мужчину преклонных лет, изгнанного из клана врачей и с радостью взявшегося за предложенную работу. Посылая Слима на дело, она старательно обдумывала все до мельчайших деталей, а затем натаскивала сына, как дрессированную обезьяну.

Слим, если ей удалось вбить ему в голову все инструкции, уже ничего не забывал. Вся банда называла Слима своим шефом. Но настоящей главой банды была его мать.

Он словно прирос к месту, не спуская глаз со Слима, держался за отвороты пиджака, демонстрируя ему свои самые мирные намерения. Райли медленно спустился в холл.

Райли сделал усилие, чтобы казаться безразличным и попытаться как-то выкрутиться из этой ситуации. Надо было блефовать, причем делать это достаточно правдоподобно. Эдди бросил окурок на пол и раздавил ногой. А я так хотел посмотреть на нее вблизи. Кто она такая, Фрэнк? Ты ее не знаешь. Лишь Слим, казалось, не обращал на него внимания. Слим безразлично поглаживал длинное лезвие ножа. Райли вдруг почувствовал пустоту в желудке. Разве она может посещать такие шикарные заведения?

Мы подцепили ее в баре Инци, и только из-за хорошенькой мордашки. Решили покататься с ней и немного развлечься. Эдди от души расхохотался, словно это его чрезвычайно забавляло. Слим поднял глаза и посмотрел на Райли. Слим повернул голову к Эдди. Все его движения были словно заторможенными. Дверь комнаты отворилась, и Джонни сам вышел на галерею и прислонился к перилам.

Джонни никогда не имел врагов, потому что никогда не принимал чью-либо сторону, а оставался нейтральным. Райли не отрывал от него глаз, моля Бога, чтобы тот молчал. Но Джонни даже не смотрел в его сторону, он смотрел на Слима. Руки Слима беспрерывно шевелились: У него были подвижные, наводящие страх руки.

Неожиданно Слим встрепенулся, нож сверкнул в его руке. Это было страшное оружие с черной ручкой и тонким лезвием. У тебя такой хороший нож. Док Вильямс, до этого стоя позади Эдди и безразлично жуя сигару, по некоторым, одному ему известным признакам, определил приближение приступа и подошел к Слиму. Слим провел ножом по крышке стола, любуясь оставленной глубокой бороздой. Следуя взгляду дока, Эдди решил вмешаться: Слим повернул голову в сторону Райли.

6 класс помогите пожалуйста

Колени Райли подогнулись, лицо покрылось пятнами. Из всех членов банды только Эдди мог управиться со Слимом, когда у того начинался припадок. Но он был достаточно умен и понимал, что многим рискует. Однажды ему может не удасться успокоить дебильного сынка мамаши Гриссон. Слим скривился, но нож исчез. Он нехорошо посмотрел на Эдди и вновь принялся теребить свой нос. Джонни облизал пересохшие губы. Ему очень хотелось выпить, а еще больше он хотел, чтобы эти люди ушли.

В горле Райли что-то булькнуло, Бейли позеленел. Джонни повернулся, открыл дверь и позвал мисс Блендиш. Через некоторое время девушка появилась на галерее. Мужчины изумленно уставились на нее, и бедняжка отступила назад, прижавшись к стене.

Уоппи, Эдди и Флинн быстро выхватили свои револьверы. Док спокойно подошел к Бейли и освободил его от револьвера, висевшего под мышкой. Бейли не шевельнулся, а только облизал пересохшие губы. Тем же манером док отобрал оружие и у Райли, но, когда поворачивался к Сэму, старик с поразительной быстротой выхватил револьвер.

Но Уоппи был еще быстрее: Тот с проклятием отшатнулся. Старый Сэм покатился на пол. Райли и Бейли побледнели и затаили дыхание, боясь пошевелиться. Слим посмотрел на них, потом перевел взгляд на тело Сэма, и глаза его вновь приняли сумасшедшее выражение.

Джонни отвел мисс Блендиш в комнату. Она была на грани истерики. Док и Уоппи выволокли тело старого Сэма наружу и быстро вернулись. Эдди подошел к Райли и ткнул дулом револьвера в грудь. Выкладывай все, что знаешь! Тогда я сам скажу тебе это! Ты ее похитил, чтобы взять драгоценности.

Колье у тебя в кармане! Сверкающие в свете лампы бриллианты заворожили Слима, как ребенка. Можно сказать, что это звезды на темном небе! Слим поднял глаза на дверь комнаты мисс Блендиш. Эдди посмотрел на дока, и тот отрицательно покачал головой. Нужно поскорее ехать к мамаше, она ждет.

Слим вертел в руках колье, любуясь игрой бриллиантов. Эдди пожал плечами и поднялся на галерею. Мисс Блендиш стояла, прижавшись к перегородке, и тряслась, словно ее била лихорадка.

Она зажала рот рукой и с ужасом крутила головой, не зная, где спрятаться. Несмотря на свое искаженное от страха лицо, она все же была самой красивой девушкой, какую Эдди когда-нибудь. И выслушайте меня внимательно. Слим не только очень злой, но еще немного ненормальный. Если вы будете его слушаться, он не причинит вам зла, но, главное, не сопротивляйтесь.

В таких случаях он опасен, как зверь, так что будьте осторожны. Пойдем, он ждет. Мисс Блендиш заломила в отчаянии руки. Прошу вас… Я хочу остаться здесь!. Эдди тихонько взял ее за руку. С вами ничего не случится. Если Слим захочет причинить вам зло, я не позволю ему этого сделать. Слим смотрел, как она спускается по лестнице. Он впервые видел Слима в таком состоянии.

Обычно он ненавидел женщин. Эдди подтолкнул девушку к Слиму и отступил в сторону. Мисс Блендиш с ужасом смотрела на Слима, а тот улыбался ей, склонив голову набок. Его желтые глаза блестели. Мисс Блендиш утвердительно кивнула головой. Этот тип казался ей настолько ужасным, что ей хотелось выть до потери сознания.

Слим потряс колье, любуясь игрой камней. Я хочу посмотреть, как это будет выглядеть на. Слим усмехнулся и подмигнул мисс Блендиш. Но он не захочет, чтобы я рассердился. Они все меня боятся.

Я хочу посмотреть, как это выглядит на вашей шейке. Медленно, будто загипнотизированная, она взяла колье, но едва только коснулась его, как приглушенно вскрикнула. Выпустив украшение, она стремглав бросилась вверх по лестнице. Не давайте ему приближаться ко мне! Нож блеснул в его руке. Спокойный дегенерат уступил место убийце, жаждавшему крови. Согнувшись, словно перед прыжком, он повернулся к своим спутникам.

Чего же вы ждете, черт возьми! Уоппи с Флинном подхватили Райли и Бейли под руки и выволокли из дома. Слим повернулся к доку. Док, очень бледный, подобрал несколько веревок, валявшихся на полу в куче хлама, и последовал за Уоппи и Флинном. Слим смотрел на Эдди. Не дай ей убежать! Он подобрал колье и сунул в карман. Теперь он дрожал от возбуждения. Жажда убийства целиком овладела. Он наслаждался отчаянными воплями Райли, его сведенным судорогой страха лицом.

И его раздражал Бейли, который хотя и был бледен, но шел молча, пытаясь скрыть мерцавший в глазах опасный огонек. Группа достигла небольшой лужайки и остановилась. Слим указал на ближайшее дерево. Пока Флинн держал на мушке револьвера Бейли, Уоппи привязал Райли, который покорно протянул ему свои руки. Он лишь мелко, словно в ознобе, клацал зубами. Уоппи повернулся к Бейли. Бейли послушался, но, когда Уоппи подошел, изо всей силы ударил его ногой в живот.

Уоппи, не ожидавший от Бейли подобного, рухнул на землю, как мешок. Бейли моментально спрятался за толстое дерево, прикрывшее его от револьвера Флинна.

Крик Слима был подобен реву кровожадного зверя: Я хочу его живым! Уоппи, крича от боли, катался по земле. Он никак не мог перевести дух, но на него не обращали внимания. Док отступил за кусты. Он был бледен, и его мутило. Он отказывался принимать участие в представлении. Сзади густой кустарник, впереди — Флинн, а слева с ножом Слим. Значит, путь к спасению только направо.

Он метнулся туда, однако Флинн угадал его намерение. Бейли ничего не оставалось, как принять бой. Он замахнулся, однако Флинн уклонился от удара, и кулак просвистел мимо головы коротышки. Бейли потерял равновесие, и Флинн бросился на. Бейли быстро освободился из рук противника. Он ударил его в лицо, и Флинн упал, потеряв сознание. Не мешкая дольше, Бейли побежал. Его длинное тело напряглось, рот приоткрылся, рука была готова метнуть нож.

Неожиданно Бейли переменил намерение. Уоппи и Флинн были выведены из игры. Док не в счет. Остается только Слим, которого они с Райли могли одолеть. Миллион долларов стоил риска. Он начал осторожно приближаться к Слиму, ожидавшему противника с горящими желтыми глазами. Идиот исчез, уступив место убийце, и Бейли понял, что жить ему осталось лишь несколько секунд. Никогда он не испытывал такого ужаса.

Он бежал, петляя как заяц, но это не спасло. Нож просвистел в воздухе и вонзился ему в горло. Слим наклонился над Бейли, зрелище умирающего человека доставляло ему неизъяснимое наслаждение. Уоппи с перекошенным ртом наконец сел, изрыгая проклятия. Флинн все еще лежал на спине и тихонько стонал. Огромный синяк проступал у него на подбородке. Он не был таким жестоким, как остальные. Слим вытащил нож из горла Бейли, вытер его о траву и выпрямился. Слим с улыбкой шагнул к нему… Глава 2 Мисс Блендиш вытолкали под убогий свет лампочки, тускло освещавшей помещение.

На ее глаза наложили два комка ваты, закрепив их бинтом. Эдди взял девушку под руку, и она тяжело оперлась о. Эта рука дала ощущение тепла и силы, она казалась единственной связью с тем, ее настоящим внешним миром. Развалившись в кресле, мамаша Гриссон разглядывала мисс Блендиш. Пока банда добиралась сюда, она успела подсчитать, сколько может им дать это похищение. Если они все хорошо обтяпают, то миллион долларов появится еще до конца недели.

За те три года, в течение которых действовала банда Гриссон, она обрела определенную репутацию. Среди гангстеров банда слыла третьеразрядной организацией. И вот благодаря этой ничтожной рыжеватой девчонке все резко изменится.

Гриссон и ее мальчики станут врагами самых богатых и опасных людей, их будет разыскивать могущественное ФБР по всей стране. Мамаша Гриссон была огромной, жирной и страшной. Черные крашеные волосы, завитые мелкими кудряшками, обрамляли рыхлые щеки, свисавшие по обеим сторонам подбородка.

Ее маленькие блестящие глазки были похожи на стекляшки. Грязное платье с кружевами на груди было увешано безвкусными украшениями. Короткие руки, выглядывавшие из-под кружев, напоминали два толстых полена.

Эта отвратительная толстая старуха была гангстером до мозга костей. Силой она, пожалуй, не уступала мужчине. Даже Слим дрожал перед. Эдди сорвал с глаз мисс Блендиш повязку, и девушка оказалась нос к носу с этой сидящей в кресле мегерой.

От ужаса у нее перехватило дыхание. Подбадривая, Эдди положил ей на плечо руку. Мисс Блендиш собственной персоной. Мамаша пригнулась, и ее маленькие злые глазки впились в девушку. Она не любила много говорить и презирала болтунов. Одного ее слова было достаточно там, где другие произносили десять. Тем не менее в данном случае это правило было нарушено.

Ты останешься здесь до тех пор, пока твой старик не заплатит выкупа. Так что все зависит от. И пока ты здесь, веди себя прилично. Будешь вести себя хорошо, тебя оставят в покое. Но если ты вздумаешь проделывать какие-нибудь штучки, то будешь иметь дело со мной, это я тебе обещаю. Постарайся не выводить меня из себя, иначе ты об этом пожалеешь. Мисс Блендиш смотрела на нее так, будто не могла поверить, что все это происходит с ней наяву. Эдди толкнул ее локтем.

Запри ее там и возвращайся обратно. Эдди увел мисс Блендиш, но, поднимаясь по лестнице, он счел нужным предупредить ее: Она еще хуже, чем Слим. Девушка ничего не ответила. Она была настолько подавлена, что ничего не соображала. Несколько минут спустя Эдди присоединился к доку и Флинну, уже сидящим в комнате мамаши. Уоппи послали в город за новостями. Эдди налил виски и сел на подлокотник большого глубокого кресла.

Вы слышали, что я пообещала девушке, если она начнет упираться. Я вас предупреждаю, чтобы вы забыли, что в доме находится смазливая мордашка. Если я что-то замечу, вы пожалеете об. В основном все и сыплются из-за таких вот девчонок. Вы оставите ее в покое, понятно? Если бы ты побольше занимался делом, а поменьше думал о своих курочках, было бы больше толку. То же самое, Уоппи, для тебя с Флинном. Но мы пойдем на контакт с ним и заставим освободиться от полиции, приготовить миллион долларов в старых банкнотах, не крупнее двадцати, и ждать наших распоряжений.

Не думаю, что у нас будут с ним неприятности. У него есть деньги, и он не будет скупиться, чтобы освободить свою дочь. Скажи, что он скоро получит сообщение относительно выкупа. И предупреди, что, если он поведет двойную игру, мы изрубим девчонку на кусочки. Выложи ему все, что нужно, и пусть ждет. Его нужно будет отблагодарить. Райли обещал ему четверть, и он ждет платы. Он видел, как Эдди спорил с Райли, также, я думаю, он видел у меня в руках автомат. Может быть, он даже видел девушку.

Займись этим мальчиком, пока он не заговорил. После ухода Флинна мамаша поудобнее устроилась в кресле. Чувствовавший себя не в своей тарелке док Вильямс шагал по комнате. Она заметила его состояние. Ее отношения с доком были не такими, как со всей бандой.

Он был образованным человеком, что редко встречалось в среде гангстеров, и мамаша уважала его за. Она знала, что несколько лет назад док был хирургом с именем. Он был женат на женщине на двадцать лет моложе. Но в один прекрасный день она удрала с простым шофером, и док запил. Пьяный, он взялся делать операцию на мозге, и его пациент умер.

В результате пять лет тюрьмы за убийство. В придачу его лишили диплома и запретили заниматься врачебной практикой. Флинн познакомился с ним в тюрьме и после освобождения привел к мамаше. Она сразу же смекнула, как важен в банде такой человек. Всегда иметь под руками врача, да еще хирурга, это было отлично. Не нужно больше беспокоиться, если кого-нибудь из ее мальчиков ранят. Она следила за тем, чтобы у дока всегда было спиртное, а ему больше ничего и не было.

Они начнут поиск и обнаружат, что Райли и его люди исчезли.

6 класс помогите пожалуйста systvagoper.tk

Тогда они поверят, что похищение — его рук. Мы же останемся в стороне. Док сел и закурил сигарету. Его движения были замедленными, а опухшее от алкоголя лицо выглядело озабоченным.

Это мне совсем не нравится… Мамаша улыбнулась. Из всех членов банды лишь док осмеливался высказывать свое мнение и порицать то, что ему не нравилось. Мамаша разрешала это. Он был единственным, с кем она могла обсудить дела, посоветоваться. Теперь пусть немного пострадает. У ее отца много денег, ему тоже не помешает пострадать. Мы с вами много страдали. Это иногда полезно — пострадать. Судьбы героев, принадлежащих к разным общественным кругам, неожиданно переплетаются в водовороте судебного процесса, в который оказываются вовлечёнными несколько поколений людей.

Описание перипетий этого многолетнего, теряющего в конце концов всякий смысл, разбирательства может показаться утомительным, даже скучным. Но разве не кажется нам нескончаемым бредом всякое соприкосновение с бюрократической машиной, которая торжествует во все времена, во всех государствах и при любом строе?.

Интересно, что повествование в книге ведётся то от лица автора, то от лица героини Эстер. Несмотря на все невзгоды, автор увенчивает её жизнь, пусть не безоблачным, но счастьем, которое ей сулит брак с любимым человеком — Аленом Вудкортом.

Характерно замечание автора в предисловии к роману: В образе Гарольда Скимпола автор правдиво и не слишком лестно изобразил литератора Генри Ли Ханта — Попали в роман и другие знакомые Диккенса. Роман переносит читателя в город машин и высоких чадящих фабричных труб, город чёрных каналов, отравленных фабричными отходами. Шумный, грохочущий, тяжко дышащий поршнями паровых машин Кокстаун. Его улицы безлики и похожи друг на друга, как и люда, населяющие эти улицы.

Заправилы Кокстауна — человек с тёмным прошлым Баундерби и сухой прагматик Грэдграйнд — жестокие хищники-эксплуататоры. Грэдграйнд пытается воспитывать детей на цифрах и фактах, изгнав из их жизни все забавы, всё добро и тепло. Чартист, руководитель забастовки Слэкбридж — демагог. Симпатии Диккенса на стороне рабочих, проповедующих христианское всепрощение. Таков Стивен Блекпул, призывающий хозяев к нравственному самоусовершенствованию.

Он любит хорошую девушку Рэйчел, но связан узами брака с алкоголичкой. Его обвиняют в грабеже банка, хотя виновник преступления — Том Грэдграйнд. Блекпула увольняют хозяева за то, что он не хочет доносить на товарищей, но сами товарищи по классу изгоняют из своей среды за то, что он не присоединяется к их забастовке. Конец страдальческому существованию Стивена кладёт несчастный случай: Диккенс был твёрдо убеждён в необходимости реформ. Ему претил захлёстывавший официальные учреждения Англии бюрократизм.

Финансист Мёрдл — воплощение пагубной страсти стяжательства. С большой силой изображена писателем долговая тюрьма, где пребывает старик Доррит, в котором автор в тёплых тонах изобразил своего отца. Главная героиня романа — крошка Доррит — новое воплощение незабвенной Мэри Хогарт. Девушка так же неподвластна силам зла, как Оливер Твист и Николас Никльби. Верный своему принципу, Диккенс в конце этого длинного романа вознаграждает добродетель: Последние строки романа выражают характерный взгляд писателя на своих героев: В образе Флоры Финчинг Диккенс обрисовал Мэри Биднелл, какой она предстала перед ним лет за восемь перед тем уже как миссис Винтер — старая, беззубая и, увы, безнадёжно глупая: Флора, в каждом слове и каждой мысли которой сквозило столько очарования, стала тупа и не в меру словоохотлива, что было значительно хуже.

Отчасти, вероятно, потому, что он разглядел в противоречивом — то циничном, то восторженном — Генри Гоуэне собственный портрет. Но и не только. Отношения этих великих людей складывались до обидного шероховато. И, как это всегда бывает, главным образом, портили всё, по сути, пустяки.

Теккерей, например, предложил, что во время представления пьесы Б. Диккенс отклонил это предложение, и Теккерей обиделся. А в г. Несколько разладились в это время у Диккенса и отношения с Форстером.

Куда ближе ему были теперь младшие друзья — Йэйтс и Уилки Коллинз. Форстер так ревновал друга к новой компании, что в трёхтомной биографии Диккенса почти не упоминает о них [6].

А между тем Коллинз был тесно связан с Диккенсом творческими, а потом и родственными узами: С Коллинзом их познакомил художник Огастас Эгг в г. Уилки был интересным собеседником, непринуждённым, остроумным. Молодость он провёл бурно и на жизнь смотрел легко.

Если Форстер представлял собой некий символ добропорядочности, то Коллинз был, скорее, символом бесшабашной свободы. Личная жизнь его была сплошным отступлением от общепринятых норм. Он жил то с одной дамой, то с другой и не думал о браке. Порядочные женщины считали его чуть ли не злодеем.

И с тех пор стали неразлучны. Коллинз помогал старшему другу отвлекаться от забот, а сам заражался от него желанием работать. Главные женские роли в ней играли Джорджина Хогарт и две старшие дочери режиссёра. Диккенс играл роль незадачливого влюблённого, который, однако, вместо того чтобы убить соперника спасал его ради любимой женщины и вскоре умирал.

Героиня книги Люси Манетт любит Дарни, испытывая к спивающемуся и запутавшемуся в случайных связях Картону разве только жалость. Однако именно Картон спасает жизнь Дарни во время суда по обвинению в шпионаже в Лондоне, а в дальнейшем, в Париже, принимает за него смерть на эшафоте. Атмосфера книги буквально пропитана кровью, в ней постоянно ощущается дыхание смерти. На этом фоне самопожертвование Картона — проявление высшего гуманизма во имя любви, которая оказывается сильнее, чем жестокость и смерть.

Утраты и сильная любовь. Эти два фактора определяют жизнь Диккенса в последние десять-двенадцать лет его жизни. И, хотя советские литературоведы усиленно настаивали на том, что не личная жизнь определяла его творчество этого периода, их позиция совершенно очевидно несостоятельна. Ещё в мае г. Диккенс с восторгом ожидал приезда Ганса Христиана Андерсена, с которым познакомился за десять лет до того в имении своего издателя Бентли.

Понимая, что в больших залах его свояченицу и дочерей никто не услышит, он пригласил на их роли профессиональных актрис: Это решило его судьбу. Сорокапятилетний писатель влюбился в восемнадцатилетнюю Эллен Тёрнан, ровесницу своей старшей дочери. Она родилась в г. Родители её были актёрами в труппе Чарлза Кина.

Когда Эллен было семь лет, отец лишился рассудка и вскоре умер. Сёстры Фанни и Мэри детьми уже выступали на сцене. Брови её то взлетали, то хмурились, придавая лицу какое-то сложное выражение: Этой юной особе суждено было сыграть в жизни Диккенса такую же роль, какую в своё время сыграли Мэри Биднелл и Мэри Хогарт.

Учитывая, какие страдания доставила ему первая и как лелеял он в себе муку утраты второй [8]можно предположить, что этому человеку была присуща склонность к мазохизму, который, по определению З.

Фрейда, состоит в удовлетворении эротического чувства посредством как физических, так и моральных мучений. Жена ему их не доставляла. Муки, которые доставляла ему Эллен, были ему желанны. Она долго не уступала, возможно, лестному для неё чувству знаменитого писателя. Когда же она сдалась, прельщённая его славой и деньгами, Диккенс в глубине души сознавал, что Эллен, уже принадлежавшая ему и даже ожидавшая от него ребёнка, не любит его и мучается угрызениями совести.

Но ему, романтическому влюблённому, писателю и актёру, легко было заставить себя принять желаемое за действительное. Он окружил её заботой и всячески охранял от досужих сплетен [9]. Форстер никогда особо не жаловал жену Диккенса. Но, обладая житейской мудростью, советовал ему действовать обдуманно и осторожно.

Не того, однако, ждал потерявший голову влюблённый. Жизненная позиция авантюристически настроенного Коллинза была ему в этот момент куда более по сердцу. Писать в таком состоянии было немыслимо. Но отвлечься было необходимо. Да и деньги были нужны. В этом году он начинает выступать с чтением своих произведений. Многие биографы полагают, что это решение было для Диккенса роковым, что более четырёхсот семидесяти выступлений в Великобритании, Европе и США приблизили его кончину.

Но за удовольствие его послушать платили бешеные деньги. Кроме того, эти выступления позволяли переменить обстановку, меньше бывать дома и меньше видеть Кэт. Тем временем, его обращения за советами к друзьям неминуемо повлекли за собой светские сплетни. Кто-то в Гаррик-клубе упомянул, что Диккенс разошёлся с женой из-за романа со свояченицей.

Тот сразу же написал Теккерею возмущённое письмо, уверяя, что разрыв с Кэт произошёл из-за несходства характеров. На самом деле всё началось с того, что Кэт некстати получила в подарок какую-то побрякушку, предназначавшуюся Эллен Тёрнан. Тут же муж почему-то потребовал, чтобы жена нанесла визит актрисе. А Кэт зачем-то поехала. После того, как отец семейства стал ещё и детям втолковывать невинность и возвышенность своих чувств к мисс Тёрнан, Хогарты-старшие, которых он все годы супружества опекал и поддерживал, пришли в ярость и увезли бедняжку Кэт из дому.

Далее Диккенс повёл себя так, что все решили, будто он помешался. Дважды подряд он выступил в печати с разъяснениями своих семейных обстоятельств читателям, большинство из которых и понятия не имели о том, что с ним происходит. Он стал нелюдим и замкнут.

В старых друзьях, с которыми и в лучшие времена бывал раздражителен, стал видеть врагов. Йэйтс и Коллинз помогли в устройстве бракоразводного процесса. Форстер улаживал формальности с Кэт. В конце мая г. Диккенс, символ семейного благополучия, получил долгожданную свободу Теккерей, смолоду страдавший из-за душевной болезни обожаемой жены, искренне и велеречиво сочувствовал Кэт. Стоит ли удивляться, что через месяц, в июне г. Один из членов клуба, молодой тогда журналист, романист и актёр Эдмунд Йэйтс — опубликовал написанный на скорую руку довольно непочтительный очерк о Теккерее.

Тот направил обидчику гневное письмо. Йэйтс спросил у своего наставника и друга Диккенса совета, как быть. Назвав очерк своего протеже непростительной ошибкой, Диккенс, однако, выразил мнение, что после резкого письма Теккерея просить у него прощения невозможно. Инспирированный чертовским умом Диккенса ответ Йэйтса был совершенно очевидным новым оскорблением.

Всю эту переписку Теккерей отдал на рассмотрение правления, и Йэйтс был исключён из клуба. Диккенс попытался уладить дело и в письме к Теккерею признался в своём участии в нём. Как раз этим, последним, обстоятельством Теккерей возмутился более. Сидящий в Диккенсе бес не унимался: Примечательно, что сам автор полагал во всяком случае, объявил об этом Форстерубудто пишет юмористическую историю о мальчике и сельском увальне-кузнеце.

На деле же он создал грустный роман о жестокой любви и утраченных иллюзиях. Книга, представляющая собою плод глубоких раздумий писателя о жизненных, моральных ценностях, населена привычными для нас у Диккенса персонажами: Но все они освещены неким новым светом, безусловно, проистекающим из конфликта, в котором находился в это время автор с обществом.

Но далее автор словно пародирует и форму, и атмосферу, и сами идеи этих рассказов, вкладывая хрестоматийные истины и мораль в уста собравшихся в доме кузнеца пошлых обывателей и заставляя Пипа через силу выслушивать их наставления. Псаломщик Уосл, колесник Хабл и его жена, торговец зерном Памблчук — карикатурный коллективный портрет вопиющего, пошлого, морализирующего мещанства.

Холодная красавица Эстелла — образ для творчества Диккенса новый. Но и тут звучит горькая нота: И приносит своему обожателю боль. Даже самая, казалось бы, положительная черта миссис Джо Гарджери показана автором как источник несчастий для членов её семейства: Но обладала исключительным искусством делать чистоплотность куда более неудобной и неприемлемой, чем сама грязь.

Мысли Пипа об унижениях, которым он подвергается, — совершенно очевидные реминисценции тяжких личных детских воспоминаний Диккенса. А вся последующая история любви героя к Эстелле — это проекция любви писателя к Эллен Тёрнан. Конечно, Эстелла — не буквальный портрет Эллен, а её отражение в зеркале мучительной любви Диккенса. Любовь как преклонение и мука, любовь как страдание — лейтмотив романа. Как всё заледенело в чертогах Снежной Королевы, так в роковой час замерла жизнь в доме мисс Хэвишем.

Не намекает ли на это сам автор, когда хозяйка мёртвого дома говорит Пипу: И уже, по сути, прямая цитата из Андерсена — слова мисс Хэвишем о своей воспитаннице: Пип не плачет, когда Эстелла ни с того, ни с сего бьёт его по лицу: Но не рассказывает домашним о жестокой красавице и её покровительнице, не желая выносить их на суд грубой и деспотичной сестры.

Ибо уже пленён поцелуем Эстеллы, как андерсеновский Кай — холодным поцелуем Снежной Королевы. Пленён приоткрывшимся ему необыкновенным, таинственным миром странной, жестокой красоты — и тлена, где порой ему кажется, что сам он вот-вот обратится в прах Пусть и с немилосердным намерением, этот мир принимает. Он влечёт Пипа даже тогда, когда срок пребывания в доме мисс Хэвишем окончился. Воспоминания об Эстелле и дозволенном ею поцелуе — который, впрочем, тоже напоминал подачку, если не оскорбление, — заставляют его стыдиться и своего ремесла, и окружающей его в кузнице обстановки, и даже любимого свояка, закадычного друга и защитника Джо.

Лорие значительно отклоняется от авторской интонации! Любовь-одержимость, любовь-недуг влечёт Пипа от естественной жизни и привычной для него обстановки в омут столичных искушений. Именно поэтому он радостно и нетерпеливо принимает предложение неизвестного благодетеля отправиться в Лондон, чтобы стать джентльменом. Хотя прекрасно понимает, что простая и сердечная Бидди права, когда уверяет его: То же скажет ему в Лондоне Герберт Покет: По сути, она-то как раз не так уж безумна.

Она вполне трезво оценивает хищную стаю ждущих её смерти и наследства родственников. И в фарсовой сцене разговора с Джо Гарджери ведёт себя куда более адекватно, чем кузнец, от стеснения постоянно при ответах ей обращающийся к юному шурину.

Наконец, уже взрослая Эстелла в какой-то момент скажет ей: Кто, как не я, знает, какие у вас ясные цели? Да знает ли кто другой лучше меня, какая у вас твёрдая память! Дочь богатого и гордого пивовара, она тоже была гордячкой. Но однажды без памяти влюбилась в фата и проходимца Комписона, который, сговорившись с её сводным братом, использовал своё положение жениха, чтобы серьёзно поживиться за счёт унаследованного ею состояния.

Мэтью было отказано от дома. И в день свадьбы Комписон письмом уведомил невесту, что разрывает помолвку. За этим последовала тяжёлая болезнь мисс Хэвишем, и её желание остановить время, чтобы всегда помнить о предательстве, и навязчивая идея мести всему роду мужскому, орудием которой она вздумала сделать Эстеллу. Мисс Хэвишем вполне последовательна в воплощении этого жестокого плана.

Она понимает, когда наступает пора пригласить к себе Пипа. Она по капле вливает яд в уши Эстеллы настойчивым рефреном: Учится, чтобы стать леди! Красивее, чем когда-либо, и все, кто видит её, восхищаются ею. Ты потерял её навсегда! Но, не смея перечить неколебимому авторитету адвоката, не пытается выяснить правду и отдаётся воле тех, кто решил за него его судьбу. Хотя и не избегает при этом соблазнов и ошибок, несмотря на предупреждения своего опекуна Джеггерса и советы наставника Мэтью Покета.

Собственно говоря, Мэтью Покет — живой пример не сбывшихся надежд и неудовлетворённых амбиций: Диккенс, мы знаем, хорошо знал, как опасны столичные соблазны: Пипу, сохранившему, по желанию загадочного покровителя, своё детское прозвище на всю жизнь, предстоит пройти тот же путь — разве что, благодаря Джо, не окончившийся долговой тюрьмой. Делая первые шаги в Лондоне, он ещё провинциально прижимист. Но вскоре начинает необдуманные траты: Проблему службы и частной жизни Диккенс рассматривает в этом романе не только на примере этих плавных персонажей: Сухой служака в адвокатской конторе Джеггерса, Уэммик в прошлом, как сказано у Диккенса, винный маклер — wine-cooper, хотя в переводе М.

Здесь и Пип чувствует себя отрезанным от окружающего мира. Но, случайно узнав о ней от Пипа, заметно оживляется: Не зря ведь так настойчиво подчёркивает автор привычку Джеггерса мыть руки душистым мылом после каждой беседы с посетителями его конторы!

Со своей стороны, и Уэммик радуется тому, что не зря считал своего шефа способным понимать простые человеческие чувства!

И в конце концов мы находим доказательство человечности Джеггерса: Человечное в этих двух представителях чиновничьего мира — явное свидетельство приоритета личной жизни над должностными обязанностями для самого Диккенса. Приоритета индивидуального над общественным. Захаров трактовал книгу как полемику Диккенса с философом Г. Спенсером, в г. Уилсон, — состоит не в социальном реализме, а в притче, составляющей её подтекст, и здесь Эстелла и Пип разделяют одну и ту же судьбу.

Её настоящий отец — это его истинный благодетель; её благодетельницу он считает своей благодетельницей. Каждый из них используется своими покровителями как некая вещь, инструмент, хотя преступление мисс Хэвишем более сознательно, её месть более жестока.

Идти своим путём, не быть на поводу у тех, кто норовит решить за тебя твою судьбу — такова мораль этой притчи. Проездом в Лондоне по дороге в Ричмонд, куда направила её благодетельница, Эстелла вручает Пипу кошелёк, чтобы он расплатился за её проезд, и, видя его смущение, говорит: И эта фраза, сказанная по сиюминутному, конкретному поводу, обретает символический для их судеб смысл.