В 20 лет меня отдали замуж за еле знакомого человека история

Book: Мне 10 лет, и я разведена

После 5 месяцев из-за меня мы расстались, сказала, что всё там за наглого поступка в общении с другим человеком того парня, . 01 февраля . замуж за любимого в 12лет сильно любили друг друга потом они Гость, Знаешь, отдать дитя в 12 лет замуж о многом говорит. Автор: Али Нуджуд, Перевод: Колябина Екатерина, Книга: Мне 10 лет, и я разведена, Родители насильно выдали меня замуж за мужчину втрое старше меня. В этой книге описана реальная история маленькой йеменки, которая Века сменяли друг друга, и многочисленные завоеватели стремились. Почти три года назад, когда мне было 17 лет, меня выдали замуж Я то он либо у родителей остаётся, либо у старшего брата за компьютером. сказал: «Дарите друг другу подарки, и вы полюбите друг друга». Удивительная история покаяния прелюбодейки · Прочитавшему это дуа.

Наконец я собралась с духом, чтобы позвонить, это случилось 14 октября. Мне ответил мужчина, Мохаммед, который спросил имена моих родителей и адрес в Штатах. Я больше ничем не могла подтвердить свое гражданство — я не знала номера страховки и не имела на руках паспорт. Он сказал, что все в порядке, но ему нужно доказательство, что я действительно вышла замуж — сертификат о заключении брака.

Но я не знала, где.

Родители отдали меня замуж насильно

Потом он попросил назвать фамилию мужа, и я поняла, что тоже не имею об этом понятия. Мохаммед сказал, что выйдет на связь, как только проверит информацию. С тех пор он звонил мне несколько. И я все-таки узнала фамилию мужа, которая по стала и.

Утром я дождалась, пока мой муж уйдет, собрала свои вещи, включая золото, которое подарила моя семья на нашу свадьбу, и набрала номер такси. В этот момент я поняла, что не знаю адреса, где живу. Я назвала крупный магазин поблизости и побежала навстречу такси, молясь, чтобы никто меня не. Фото из выпускного альбома Сотрудники посольства обыскали меня — по соображениям безопасности, чтобы проверить, нет ли на мне бомбы.

Мне было все равно, они могли делать что угодно — я была так близка к свободе! Мы поехали в американское посольство в Иерусалиме, где я заполнила все необходимые бумаги. А вечером в компании дипломата и двух охранников я отправилась в аэропорт, чтобы сесть на рейс до Филадельфии. После пересадки я летела в Чикаго, рядом сидел парень, который спросил, сколько мне лет. Я сказала, что Он заметил, что я слишком юна, чтобы самой лететь в самолете.

Если бы он только знал, что я пережила… По прилету у меня было 20 минут, и я открыла Facebook. Сначала я прочла письмо от сестры, которая писала, как она ненавидит меня и никогда не хочет видеть. Затем увидела чат моих сестер с мамой и теткой. Новое будущее Первые полгода я жила у женщины, которая до этого уже усыновила несколько детей.

Было нелегко — она очень религиозна, и заставляла нас ходить в баптистскую церковь каждую субботу и воскресенье.

Но все равно так было намного.

Истории из жизни - Замуж, за нелюбимого

Убедилась я в этом, когда увидела свою мать в суде. Я застыла как вкопанная, а она сделала вид, что не знает меня, что я не существую. Несколькими месяцами позже я давала показания в суде. Моя мать и ее адвокат показали фото со свадьбы, где я улыбаюсь, и отметили, что я выглядела счастливой и хотела выйти замуж. Поэтому я сказала, что она лжет и разрыдалась.

Все те чувства, которые копились внутри меня, наконец прорвались. После того слушания я официально осталась под опекой штата Иллинойс. Я пошла в девятый класс, сменила три приемные семьи. И когда я встретила очередных опекунов Кэрри и Марвина, особых надежд не питала. Мне нужно было время, чтобы открыться. Но я оказалась неподготовленной к тому, что в день нашей первой годовщины совместного проживания они предложили мне удочерение.

Они хотели стать для меня настоящей семьей. От меня не ускользает то, насколько его шокировали эти слова, хотя он и пытается скрыть свои чувства.

Наконец мужчина глубоко вздыхает и решительно произносит: Наступает странное облегчение — хоть кому-то я смогла открыто во всем признаться. С моих плеч свалился тяжелый груз. Судья Абдо трясущейся рукой хватает телефонную трубку и обменивается парой замечаний с невидимым собеседником наверняка со своим коллегой. В то же время его руки продолжают лихорадочно действовать.

Он намерен покончить с этим кошмаром как можно скорее. Только бы все решилось в мою пользу! Если повезет, все произойдет быстро, очень быстро… и уже сегодня вечером я смогу вернуться в родительский дом, чтобы снова играть с братьями и сестрами.

Через несколько часов будет оформлен развод. Ко мне вернется свобода. Никакого страха остаться ночью с ним наедине. И не нужно будет снова терпеть одну и ту же пытку… Но я слишком рано радуюсь. И к сожалению, не могу гарантировать, что ты его выиграешь.

Второй судья, который вскоре к нам присоединился, окончательно разрушил мои надежды на быстрый успех. Его зовут Мохаммед аль-Гхази, и он выглядит очень смущенным. Господин Абдо объясняет мне, что это главный прокурор, начальник судей.

И он утверждает, что за все время своей работы не сталкивался с подобным делом. Они в два голоса рассказывают мне, что в Йемене девочек очень часто выдают замуж до достижения пятнадцати лет, возраста, утвержденного законодательством [14].

Родители отдали меня замуж насильно

Но при огромном количестве преждевременных браков в стране не было еще ни одного такого развода, насколько он знает… потому что до сих пор еще ни одна маленькая девочка не дошла до суда. Эта проблема — из ряда вон выходящая… и очень сложная.

Зачем вообще нужен суд, если мне не могут сразу же дать развод? В этом случае нет ничего уникального. Законы нужны для того, чтобы помогать людям, разве не так? Эти судьи выглядят очень милыми, но они не понимают, что, если я вернусь домой без решения о разводе, муж придет за мной, и снова начнутся побои и издевательства.

Нет, я не хочу возвращаться. Сердито хмурюсь, чтобы судьи наконец осознали — я не отступлюсь. Эхо собственного голоса пугает. Наверное, я слишком громко крикнула. Или все из-за высоких белых стен? Время близится к двум часам дня, значит, скоро все закроется. Сегодня среда, то есть завтра наступают мусульманские выходные. И суд не откроется до субботы.

Абдо и Мохаммед тоже переживают по поводу того, что мне придется идти домой. Абдо приходит в голову идея: Страшное признание до сих пор не укладывается у судьи в голове, и он готов на все, чтобы вырвать меня из когтей мужа.

Но Абдо быстро передумал, вспомнив, что жена и дети уехали за город на несколько дней и он остался дома совсем. А по исламским традициям женщина не должна оставаться наедине с мужчиной, не являющимся ее mahram, то есть не связанным с ней родственными узами. На помощь приходит третий судья, Абдель Вахед. Его семья рядом, и в доме достаточно места, чтобы я смогла у них немного пожить. По крайней мере, на какое-то время.

У господина Абделя тоже есть усы, но он не такой худой, как Абдо, более коренастый. Очки в железной оправе, деловито сидящие на носу судьи, придают ему чрезвычайно серьезный вид. В строгом костюме мужчина выглядит очень импозантно, и я немножко побаиваюсь с ним разговаривать. Но придется взять себя в руки и спрятать свою стеснительность в самый дальний уголок своей души — одним словом, сделать все, чтобы не возвращаться домой… Успокаивает то, что Абдель с первых минут общения производит впечатление любящего отца, который заботится о своих детях.

Не такого, как мой… У него большая и очень удобная машина. Внутри чисто и свежо, из кондиционера дует холодный воздух, который приятно щекочет лицо. На протяжении всего пути к дому господина Абделя я почти все время молчу. Не знаю, в чем причина: Абдель Вахед первым нарушает молчание: Ни о чем не волнуйся. Ты имеешь полное право требовать развода. Множество девочек сталкиваются с подобными проблемами, но, к несчастью, они не решаются говорить об этом вслух.

Мы сделаем все возможное, чтобы не позволить тебе вернуться к мужу. Мои губы начинают медленно принимать форму полумесяца. Как давно я не улыбалась! Добравшись до дома, Абдель Вахед спешит представить меня жене Сабе и детям. Его дочь Шима моложе меня на три или четыре года. О таких игрушках мечтают все девочки Йемена. Реакция Шимы на рассказ матери о том, что меня избивал злой господин, не может быть более естественной.

Девочка старательно хмурит брови, подражая взрослым, когда они собираются кого-то отругать. Меня глубоко трогает ее сочувствие. Тепло улыбаясь, Шима зовет меня играть к себе в комнату, потом берет за руку. Четыре мальчика очевидно, братья Шимы смотрят мультики. У судьи Абделя в доме два телевизора, какая роскошь! Вот она какая, жизнь в семье… Опасения не оправдались, меня приняли как родную.

Уверена, что теперь меня обязательно выслушают. Сегодня вечером, сидя по-турецки в гостиной, я впервые нашла в себе силы рассказать свою историю… 4. Свадьба Февраль года Когда я с Моной гуляла по проспекту Хайл, то не замечала, как летит время. Иногда мы так сильно прижимались мордашками к витрине любимого магазина, что вечерние платья исчезали за запотевшим перед нашими глазами стеклом.

Можно было часами смотреть на белый свадебный наряд манекена. Как сильно оно отличалось от черных покрывал, в которые кутались с головы до ног женщины на улицах. Она всегда прятала за ним лицо, когда выходила из дома. Ей не довелось испытать радостей свадебной суматохи.

Сестру выдавали замуж на скорую руку, так что единственной праздничной деталью стало голубое платье.

Book: Мне 10 лет, и я разведена

О других обстоятельствах своего замужества Мона предпочитала молчать. С тех пор как ее муж неожиданно исчез в неизвестном направлении, я ни разу не слышала, чтобы она о нем говорила. Наверное, он уехал куда-то далеко от Йемена, но у меня хватало ума не расспрашивать родных о его судьбе.

Мона не любила, когда к ней приставали по этому поводу. Сестра ограничивалась тем, что шептала мне на ушко: Я и представить себе не могла, что этот день наступит так. Новый дом, новая жизнь! За несколько лет до этого мне довелось принять участие в некоторых церемониях, когда замуж выходили дальние родственницы. Помню, было много музыки и танцев. На лице — искусный макияж, волосы уложены в парикмахерской, совсем как у моделей, которые изображены на этикетках от шампуня.

А у самых кокетливых челка была украшена маленькой заколкой в форме бабочки. На этих праздниках всегда было так весело! Помню, как руки и запястья молодоженов украшали узорами из хны, в основном используя цветочный орнамент. Это выглядело невероятно красиво. Я говорила себе, что однажды и мои руки будут украшены хной. Когда Aba объявил, что настал мой черед, я не сразу поняла, о чем он говорит.

И вначале даже восприняла эту новость с некоторым облегчением, словно наконец-то появилась надежда на спасение: С тех пор как отец потерял работу в муниципалитете, он так и не смог устроиться на постоянную службу.

Мы всегда были должны хозяину квартиры, который регулярно угрожал нас выселить. Я стала учиться помогать ей по хозяйству. Мы вместе готовили shafout, большие блины, которые поливают ароматным йогуртом с луком и чесноком, и bin al sahn, восхитительный десерт с медом. Когда отец приносил домой достаточно денег, мама отправляла одного из братьев купить курицу, которую готовили специально для пятницы, священного дня недели по мусульманскому календарю.

О мясе мы даже и не думали: Наверное, в последний раз я ела fatah — рагу из говядины — в ресторане, куда нас пригласили родственники, чтобы отметить Аид, конец рамадана. А когда мы уходили, официант побрызгал мне на руки духами, совсем как взрослой. После этого ладошки пахли так здорово! Omma также научила меня печь лепешки.

Мама разжигала огонь, я тем временем месила тесто; потом мы вместе выкладывали плоские лепешки в форме полной луны на tandour, традиционную печь. Но однажды нам пришлось отдать tandour в обмен на несколько купонов с черного рынка. Каждый раз, когда деньги заканчивались, мама продавала что-то из своих вещей.

Она уже перестала рассчитывать на отца. А потом настал день, когда продавать было уже нечего. Чтобы заработать хоть немного денег на еду, братья присоединились к толпам маленьких бродячих продавцов. Они стучатся в окна машин, стоящих на светофоре, и за несколько монеток предлагают пассажирам упаковку жвачки или пачку бумажных салфеток. В конце концов Мона тоже стала одной из. Но попрошайничество сыграло с ней злую шутку. Буквально через двадцать четыре часа сестру схватила полиция и отправила на несколько дней в специальное место для людей, совершивших глупости.

Вернувшись домой, Мона рассказала, что там она встретила женщин, которых обвиняли в том, что они встречались с несколькими мужчинами сразу, и охранники в тюрьме таскали их за волосы.

Оправившись от потрясения, Мона снова отправилась просить милостыню — и опять нос к носу столкнулась с полицией. После второго заключения сестра решила отказаться от этой рискованной затеи.

Значит, пришла наша с Хайфой очередь идти на улицу. Взявшись за руки, мы тихо скребли ногтями по окнам машин, едва осмеливаясь смотреть в глаза водителям. Очень часто они делали вид, что не замечают двух бедно одетых девочек. Это был не лучший способ заработка, но у меня не было выбора. А послеполуденные часы папа все чаще проводил у соседей, жуя кат. Aba говорил, что это помогает ему забыть о проблемах. Такое времяпрепровождение стало для отца своеобразным ритуалом.

Сидя по-турецки вместе с другими мужчинами нашего квартала, он выбирал лучшие листья из маленькой пластиковой сумочки и один за другим отправлял их в рот. Чем меньше оставалось в сумке, тем больше раздувались его щеки. Листья в конце концов превращались в шар, который он пережевывал часами. Именно во время одного из таких сеансов к папе подошел молодой тридцатилетний мужчина. Мужчину звали Фаез Али Тхамер, он работал курьером и развозил товары по домам на своем мотоцикле.

Как и мы, Фаез родился и вырос в деревне Кхарджи, и теперь он искал себе жену. Отец практически сразу принял его предложение. По логике вещей, отец собрался отдать замуж меня, ведь я самая старшая после Джамили и Моны. Когда Aba пришел домой, решение уже было принято и никто не мог его изменить.

В тот же вечер я стала свидетельницей странного разговора между отцом и Моной. Когда пророк Мохаммед взял в жены Аишу, ей было всего девять [18]— ответил отец. Это позволит ей избежать того, что случилось с тобой и Джамилей… Незнакомец не лишит ее чести, и о ней не станут распускать грязные сплетни… По крайней мере, этот мужчина похож на достойного, честного человека.

В квартале его знают. Фаез приехал из нашей деревни. И он пообещал не прикасаться к Нуджуд, пока она не подрастет. К тому же ты знаешь, что у нас недостаточно денег, чтобы прокормить такую большую семью. Так у нас будет одним голодным ртом меньше… За все время разговора мама не произнесла ни слова. Решение отца ее опечалило, но она безропотно приняла. Ее брак тоже устраивали родители, так происходит практически со всеми йеменскими девушками.

И Omma хорошо усвоила, что в нашей стране женщины подчиняются, а мужчины отдают приказы. Поэтому, даже если бы она и встала на мою защиту, это все равно ничего бы не изменило.

Одним голодным ртом меньше… Получается, в его глазах я была только лишним грузом, и папа воспользовался первой подвернувшейся возможностью, чтобы от меня избавиться… Я, правда, не всегда была маленькой послушной девочкой, о которой он мечтал.

Но ведь детям свойственно совершать глупости, такова их природа! А я любила отца, несмотря на все его недостатки, отвратительный запах ката, несмотря на то, что он заставлял нас идти на улицу и выпрашивать у прохожих кусок хлеба. Я знала лишь, что недели сменяли друг друга, а моя старшая сестра так и не возвращалась домой.

Как и муж Моны, она исчезла внезапно. Джамиля часто приходила к нам в гости, перед тем как пропала. Скрытная и сдержанная от природы, сестра мало говорила, но всегда была заботливой и щедрой.

Иногда она приносила мне сладости. О муже Моны также не было ничего слышно после его загадочного исчезновения. Куда же он уехал? Ребенку тяжело разобраться во всех этих взрослых историях… После того как муж Моны исчез, его мать потребовала, чтобы ей отдали внуков, трехлетнюю Мониру и полуторагодовалого Нассера. Разлука с детьми разрывала сердце Моны, она была готова на все, чтобы не расставаться с ними, но добилась своего лишь отчасти. В конце концов ей удалось оставить у себя младшего — ему было необходимо грудное молоко.

Страх потерять сына постоянно преследовал Мону, она ни на секунду не выпускала его из виду. Стоило Нассеру только отойти от матери, как она неслась за ним, хватала на руки и сжимала так, будто он — сокровище, которое необходимо как можно скорее спрятать. Я быстро поняла, что ничего хорошего от нее ждать не стоит. Семья моего мужа решила за месяц до церемонии, что мне не следует больше ходить в школу. С тяжелым сердцем я обняла Малак и пообещала ей, что скоро вернусь. Я еще не знала, что замужество лишит меня возможности вновь ее увидеть.

Мне также пришлось попрощаться с двумя любимыми учительницами — Самией и Самирой. Намекаю ему на романтические ужины-сюрпризы, но нет, ему интереснее полазить в Интернете в доме старшего брата.

Ведь раньше всё было замечательно Так хочется, чтобы он хотя бы один день посвятил нам с дочерью! Я ему предлагала оставить на несколько часов дочку у родителей и либо побыть вдвоём дома, либо поехать куда-нибудь прогуляться, так как он даже одежду себе выбирать со мной не выходит. Когда я прошу мужа приходить домой, то он говорит: Но он не понимает, что я хочу побыть с ним наедине Не знаю, что мне ещё сделать С точки зрения религии: Если он редко бывает дома и, даже когда Вы просите его прийти пораньше с работы, отвечает, мол, я у брата или у родителей, приезжай сюда, то почему бы не поступить так?

Очень хорошо, что Вы сказали о разнице в возрасте между Вами и мужем. Скорее всего, это и является причиной пониженного внимания к Вам с его стороны. Возможно, у вас в силу немалой разницы в возрасте различаются интересы и увлечения. Поэтому попробуйте разделить с ним его интересы. К примеру, если он любит проводить время за компьютером — составьте ему в этом компанию. Как вариант можно подобрать хорошие, интересные исламские книги и предложить ему читать их совместно, делая акцент не на том, чтобы провести время вместе, а на важности изучения исламских наук.

Приглашайте к себе в гости ваших родственников и друзей. Можно позвонить родственнице или подруге и пригласить её к Вам в гости вместе с мужем, а мужу заранее сообщить, что у вас, допустим, вечером будут гости. Почаще дарите ему подарки, и совсем необязательно, чтобы они были дорогими.

Посланник Аллаха мир ему и благословение сказал: И, конечно же, не забывайте, что на всё воля Всевышнего.